captainmisson (captainmisson) wrote,
captainmisson
captainmisson

Categories:

Сорок девять лет после катастрофы

Сорок девять лет назад в джунглях Перу началась история, которая до сих пор считается одним из примеров невероятных событий.

...Джулиана Кёпке родилась 10 октября 1954 года и была единственным ребёнком в семье. Не смотря на последнее обстоятельство, она вовсе не росла «комнатной девочкой». Её мать, Мария Кёпке, член немецкого орнитологического общества, была достаточно авторитетным ученым в области южноафриканской орнитологии, известная своей работой с видами птиц Неотропики. Отец – Ханс Вильгельм Кёпке, немецкий зоолог, орнитолог и герпетолог, который большую часть своей жизни провёл в Южной Америке, изучая фауну Перу.



В джунглях Амазонии. (фото с сайта BBC)

В 14 лет отец забрал дочь с собой на исследовательскую станцию Пангуана, которую вместе с супругой сам же и основал в 1968 году. Таким образом, Джулиана в значительной степени обучалась, как бы сейчас сказали, «на дому» - благо, образование родителей позволяло делать это вполне качественно, не опираясь на школьных учителей. Там же отец знакомил Джулиану с природой тропических лесов и её законами.




Выпускной вечер 23.06.1971. (фото с сайта BBC)

Однако власти не одобрили этого, и Кёпке была вынуждена вернуться в Немецкую школу Лимы Александра фон Гумбольдта, чтобы сдать экзамены и официально получить свидетельство. Она закончила обучение 23 декабря 1971 года. И на следующий день вместе с матерью собиралась вернуться к отцу.

Около полудня 24 декабря с семичасовым опозданием (метеорологи сообщили о непогоде над Андами и постоянно задерживали вылет) турбовинтовой Lockheed L-188A Electra с бортовым номером OB-R-941 оторвался от полосы аэропорта перуанской столицы.



Lockheed L-188A Electra авиакомпании LANSA б/н OB-R-941 (фото с сайта Bureau of Aircraft Accidents Archives)

Авиакомпания LANSA имела не самую лучшую репутацию – сказывались две недавние катастрофы с её лайнерами, в 1966 и 1970 годах. Однако приближалось Рождество, и многие люди, оказавшиеся по тем или иным причинам в Лиме, спешили попасть домой. Таким образом, рейс LP-508 оказался заполнен фактически «под завязку» - на борту находились 88 пассажиров и 6 членов экипажа. От Лимы до первой остановки в Пукальпе по прямой около пятисот километров, для «Локхида» с учётом всех взлётно-посадочных маневров это чуть больше часа полёта, можно и потерпеть.

Горную цепь лайнер преодолел благополучно. Но за перевалами и вершинами Анд его встретила черная полоса грозового фронта. По всей видимости, командир не пожелал обходить его, нарушая предписанное расписание, и принял решение пролететь тропическую грозу насквозь.

Спустя несколько минут борт попадает в зону интенсивной турбулентности. Самолёт швыряет из стороны в сторону, вещи пассажиров срывает с полок - рождественские подарки, торты и пироги летят в проход между кресел. Но экипаж остаётся непреклонен в своём упрямстве, и вскоре в правую плоскость попадает молния, от удара которой загораются топливные баки. Силовая конструкция не выдерживает нагрева и разрушается, теряющий управление лайнер входит в штопор, и инерционные нагрузки, на которые гражданский самолёт, конечно, не был рассчитан, довершают его разрушение.

«Я посмотрела в иллюминатор — черным-черно, и рядом, совсем рядом с нами сверкнула молния. Я посмотрела на часы: по времени мы давным-давно должны быть в Пукальпе. Самолет рвануло. Вещи посыпались с багажных полок. Многие пассажиры крестились и читали молитвы.

— Это конец, — сказала мама.


Она вообще боялась летать с тех пор, как однажды попала на самолете в грозу. В иллюминатор я увидела огонь — самолет был объят пламенем. Языки огня закрывали правое крыло. Я хотела что-то ответить маме, но в этот самый момент раздался глухой удар. И, не поняв еще, что случилось, я оказалась уже вне самолета. Я по-прежнему сидела в кресле, и кресло это летело вниз.
Помню только, что я задыхалась, предохранительный ремень давил мне на живот, а я обеими руками старалась его оттянуть. Еще помню, что кресло в воздухе крутилось, а деревья казались маленькими и на удивление редкими. Потом я потеряла сознание».


К назначенному времени лайнер в Пукальпе не появился. Никаких сообщений от экипажа также не поступило. Начались поисковые работы, которые велись как с воздуха, так и наземными группами. Однако никаких следов падения обнаружено не было. Позже стало понятно, что организаторов спасательной операции сбило с толку несколько стереотипное представление о том, что самолёт таких размеров, как четырёхмоторный «Lockheed», просто обязан при падении оставить заметный след на Земле. Однако пилоты поисковых самолётов докладывали, что не замечают ни единой сломанной ветки! Ведь лайнер разрушился ещё в воздухе, и обломки, упавшие ливнем на тропические джунгли, просто исчезли под кронами огромных деревьев, к тому же опутанных лианами. Помимо этого, как выяснилось позднее, район, который считался наиболее вероятным местом катастрофы, находился на некотором удалении от реального.



Для лучшего понимания – пилоты, участвовавшие в поисках, видели примерно вот такую картину.



А вот так эти края выглядят на спутниковом снимке.

Впрочем, именно последнее обстоятельство – пышные мягкие кроны густого леса – и стало тем чудом, благодаря которому и произошли все последующие события.


«Очнулась я от дождя. Лило так, как может лить в тропиках в разгар сезона дождей. Гремел гром. Было еще светло. Я лежала под креслом, их было три, соединенных вместе: Мое, то, где сидела в самолете мама, и то, где спал какой-то сеньор. Но ни мамы, ни сеньора рядом не было. Я была одна, а вокруг квакали полчища лягушек и жужжала мошкара. Я огляделась по сторонам— густой лес покрывал пологий горный склон.

Может быть, это звучит странно, но я не испытывала никаких чувств. Спокойно и будто кого-то другого я осмотрела себя и выяснила, что исчез куда-то предохранительный пояс, нет одной туфли, пропало колечко с пальца и очки. Платье было абсолютно цело, и меня это, помню, удивило больше всего. Тем более что с остальным было хуже, была сломана ключица, один глаз затек, на голове вздувалась шишка, а на ноге зияла рана. Боли я не чувствовала, но при том была настолько слаба, что не могла встать. Целую ночь я пролежала под креслом в полузабытьи.»


Когда Джулиана пришла в себя, она быстро поняла, что под кронами тропической растительности ни один поисковый самолёт её не заметит. Ведь и она только слышала звуки их двигателей, но даже не могла увидеть за пологом листвы и лиан. Значит, можно полагаться только на саму себя, и постараться самой выйти к людям. Тем более, что она знала – вопреки стереотипу, сложившемуся у обывателей благодаря приключенческой литературе и спекуляциям журналистов, джунгли вовсе не являются «зелёным адом».


«Не бойся крупных зверей: оцелотов, ягуаров, тапиров, — не они здесь самые опасные, — повторял отец. — Главная опасность— это мошкара, пауки, муравьи, мухи и комары. Помни: в джунглях надо прежде всего найти реку».



Но если своими знаниями в области тропической природы Джулиана явно превосходила среднего человека, то говорить хоть о каком-то снаряжении не приходилось. Одета девушка была в лёгкое короткое платье без рукавов – ведь, садясь в самолёт, она была уверена, что уже через час будет в другом аэропорту, где встретится с отцом. Найти что-то на месте катастрофы, по её словам, ей не удалось. Может быть, ещё сказывалось шоковое состояние, но не стоит забывать, что багажный отсек, конечно, был разрушен ещё на высоте, и вещи пассажиров разметало по огромной площади. Это подтверждает и ещё один факт: в сумках пассажиров «рождественского» рейса, конечно же, была еда и многочисленные подарки – но из съестного Джулиан смогла найти только небольшой кулёк с конфетами.

Она, конечно, попыталась найти маму. Но вскоре решила, что кроме неё, поблизости никого живого нет. Оставалось одно – идти. Вскоре Джулиана нашла небольшой ручеёк. Это уже было хорошим шансом, ведь все ручьи текут в сторону более крупных ручьёв, а те впадают в реки, на берегах которых стоят деревни и живут люди. Теперь главным было не потерять эту путеводную нить с почти непроходимыми берегами.

…На четвёртый день пути она заметила стервятника. Впервые стало по-настоящему страшно – от родителей она знала, что такие птицы питаются падалью. Значит…

«Берега ручья густо заросли, каждый шаг давался с трудом. Перелезая через гигантский ствол поваленного дерева, я услышала жужжанье мух: три роя зависло над тремя креслами из нашего самолета (шестой ряд, разобрала я). Три мертвых тела, облепленных тучей мух. Мамы среди них не было...»

Снять одежду с трупов не позволили уже моральные установки. Позже Джулиана рассказывала, что по ночам ей было неимоверно холодно – опять же, вопреки стереотипам, Южная Америка это вовсе не круглосуточные +24 – но она терпеливо переносила эти ночёвки. Которые в своих воспоминаниях описывает примерно так.

«Я шла и шла, и вдруг солнечный свет погас и стало темно. На ощупь я отыскала ровное место на берегу. Шорохи и шелест слышались со всех сторон: змеи? Что-то ползет по ноге: тарантул? Гниющие в воде деревья испускают сильный смрад, а кора их светится в темноте голубым светом. Где-то рядом зарыдала обезьяна...»

И действительно, вторым чудесным обстоятельством всей этой истории стало то, что Джулиана за все десять дней своего перехода ни разу не столкнулась с ядовитой змеёй. Или просто не заметила? Ведь тропические змеи в большинстве своём имеют камуфлированную окраску, а Джулиана была к тому же и близорукая…



Вскоре ручей стал существенно шире, постепенно превратившись в достаточно полноводную реку. Уставшая Джулиана, которая уже с трудом держалась на ногах, теперь могла ложиться на воду, где это было возможно, и плыть. Даже немного отдыхая при этом. Но тропическая река не допускает лёгкомыслия так же, как и тропический лес.

«…я чуть ли не ползла вдоль берега, хотя все время помнила, что в прибрежной грязи прячутся ядовитые скаты. «Наступишь на ската — конец тебе»,— повторяла я про себя предостережение отца.»


«Я легла на песок. Рядом тянулась цепочка черепашьих следов. Хоть черепашьих яиц поем, подумала я, но глаза мои слипались. Слава богу, я не успела заснуть, потому что краешком глаза увидела неподалеку пятерых крошечных аллигаторчиков. Сон как рукой сняло: если их родители увидят меня рядом, они нападут на меня. Шатаясь, я побрела в сторону от этого места.»

На десятый день Джулиане удалось заметить привязанную к берегу лодку и узкую тропинку, уходившую от вверх по склону. Из последних сил преодолев подъём, она увидела явно рукотворный навес из пальмовых листьев, под которым хранился подвесной лодочный мотор. Рядом был и бак с бензином, который оказался весьма кстати – Джулиана уже знала, что её раны начали гноиться, и тропические мухи принялись откладывать в них свои личинки. Обработав порезы бензином, она смогла вытащить более 30 червей.

Не было понятно, что это за стоянка и когда здесь появятся люди. Вполне возможно, что и через неделю, а то и больше. Однако сейчас навес и небольшие нары давали возможность хотя бы впервые переночевать в более-менее сносных условиях. Проснулась Джулиана уже от звука приближавшихся голосов…

Это были местные лесорубы, работавшие на плантации неподалёку. По словам девушки, они были настолько удивлены встречей в этих краях с новым человеком, что вначале приняли её за богиню воды из местного фольклора – дочь дельфина и белокожей женщины. Потом они помогли ей обработать оставшиеся раны, дали поесть, и на следующий день довезли до обитаемых мест. Пятого января в Пукальпе Джулиана встретилась с отцом.

От него узнала, что поиски до сих пор не дали ни единой «зацепки». Только выслушав рассказ девушки, военным удалось уточнить район. Через несколько часов место падения «Локхида» было обнаружено с борта перуанского DC-3.


Но самое страшное ждало ещё впереди, когда спасатели начали находить погибших. Двенадцатого января уже нового, 1972 года, они нашли и тело Марии Кёпке. Выяснилось, что она тоже выжила при падении! Но, в отличие от дочери, была гораздо более тяжело ранена и не могла двигаться. Джулиана её найти не смогла. А Мария, как предполагают, даже прожила ещё несколько дней среди обломков лайнера.

В 1998 Джулиана вернулась на место гибели лайнера. По всей видимости, обломки в джунглях лежат до сих пор...



А некоторые из них местные жители приспособили для собственных нужд...

К 13 января нашли тела всех погибших. Опознали из них 56. Также удалось выяснить, что после падения с разной степенью тяжести ранениями, но живыми оставались 14 человек…


По итогам расследования причиной катастрофы были названы грубые ошибки со стороны экипажа. Авиакомпания LANSA после этой катастрофы (напомним – третьей по счёту!) свою деятельность уже не возобновила и была упразднена.

Катастрофа рейса 508 считается крупнейшей по числу жертв авиакатастрофой, вызванной попаданием молнии в самолёт. Однако в книге рекордов Гиннеса эту номинацию занимает другая катастрофа «Boeing-707», которая произошла 8 декабря 1963 года – ведь формально 14 человек «Локхида» сам момент катастрофы пережили. Спустя 34 года, 23 августа 2005 года следовавший по тому же маршруту Лима – Пукальпа – Икитос Boeing 737-244 авиакомпании TANS Perú при заходе на посадку в Пукальпе также попал в мощный грозовой фронт. Градинами было разбито лобовое стекло, в результате чего пилоты были дезориентированы. Снижаясь под углом примерно 4 градуса, лайнер рухнул на землю в 5,5 километрах от аэропорта. Из находившихся на его борту 98 человек (91 пассажир и 7 членов экипажа) погибли 40.

Джулиана Кёпке с отцом вернулась в Германию. В 1980 она окончила Кильский университет, где изучала биологию. Как и родители, она стала учёным - получила докторскую степень в Мюнхенском университете Людвига-Максимилиана , затем вернулась в Перу, где вела исследования в области маммологии, специализируясь на летучих мышах. В 1987 году опубликовала диссертацию «Экологическое исследование колонии летучих мышей в тропических лесах Перу» .

Ханс-Вильгельм Кёпке после возвращения из Перу в Германию жил в Гамбурге, где работал на отделении герпетологии и преподавал зоологию в Зоологическом институте и музее Гамбургского университета. Скончался 21 ноября 2000 года.

По мотивам происшествия с Джулианой в 1974 году был снят американо-итальянский фильм «Чудеса ещё случаются». Его особенностью стало то, что, за исключением пассажиров самолёта и главных героев, в съёмках участвовали реальные участники событий.

Сама Джулиана в 2011 году опубликовала автобиографическую книгу «Als ich vom Himmel fiel : wie mir der Dschungel mein Leben zurückgab» («Когда я упала с неба. Как джунгли вернули мне жизнь»).

В СССР впервые история спасения Джулианы Кёпке была опубликована в журнале «Вокруг Света» №12/1972. Выделенные курсивом фрагменты взяты именно из того текста.

http://zhurnalko.net/=travel/vokrug-sveta/1972-12--num67

http://zhurnalko.net/=travel/vokrug-sveta/1972-12--num68

http://zhurnalko.net/=travel/vokrug-sveta/1972-12--num69



Tags: Земля, Личности, Небо
Subscribe

Buy for 40 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments