captainmisson (captainmisson) wrote,
captainmisson
captainmisson

Category:

3.06.1928. SOS. «Italie». Nobile.

В судьбе экспедиции на «Италии», как и в судьбе, пожалуй, любой из легендарных полярных экспедиций, было немало случайностей.


«Италия» на Шпицбергене. Фото с портала https://topwar.ru

Но, по меньшей мере, две из них оказались решающими.

Не случись их - и, вполне возможно, что экипаж итальянского дирижабля разделил бы судьбу первых аэронавтов, попытавшихся достичь Северного полюса по воздуху. А именно - Саломона Августа Андре, Нильса Стриндберга и Кнута Френкеля. Которые 11 июля 1897 года стартовали с того же самого архипелага Шпицберген на воздушном шаре «Орёл». На протяжении 33 лет о них так ничего и не было известно. И лишь в 1930 году на острове Белый были обнаружены следы последнего лагеря и останки воздухоплавателей. Не смотря на то, что Андре вёл дневник, а фотоплёнку смогли проявить, так и осталось загадкой, что же погубило всех троих. Трихиннилёз? Угарный газ? Нападение медведей? Ботулизм? Отравление свинцом? Арктика умеет хранить свои тайны. А радиопередатчика на «Орле», как несложно догадаться, ещё не было…

«Италия», безусловно, была оснащена существенно лучше, чем шведский воздушный шар. Однако радист экспедиции Джузеппе Биаджи передал сигнал о помощи не с основной радиостанции дирижабля, а с запасной. Причём станция эта по одним данным – предназначалась для группы, которую предполагалось высадить на Полюсе, по другим – была взята на борт исключительно по личной инициативе Бьяджи, по третьим – была взята самим Нобиле, но уже в самый последний момент перед вылетом. И она оказалась выброшена на лёд при столкновении, а не осталась в улетевшей оболочке. Более того – она не получила серьёзных повреждений, и её удалось восстановить. Эпизод в «Красной палатке» с сопротивлением, сделанным из карандашного графита, конечно, вымышлен. Но будь при ударе разбита, к примеру, радиолампа – и весьма вероятно, что группа на льдине уже ничего не смогла бы передать в эфир о своей судьбе…

Но даже с помощью этой станции попытки выйти на связь с судном, обеспечивавшим экспедицию, закончились безуспешно.


Джузеппе Бьяджи за радиостанцией в ледовом лагере. Фото с портала http://fly.historicwings.com

«..Весь день 27 мая в условленное время Бьяджи продолжал передавать сигналы SOS, но безрезультатно. «Читта ди Милано» и не старался особенно нас услышать. Там ограничивались тем, что сообщали: «Полагаем, что вы находитесь недалеко от северного берега Шпицбергена, между 15-м и 20-м меридианами к востоку от Гринвича. Держитесь. Снаряжаем спасательные экспедиции».

Но мы были совсем не там, где нас собирались искать. Мы находились гораздо восточнее.

Днем 28 мая, убедившись, что станция Сан-Паоло в Риме слышна у нас лучше, чем «Читта ди Милано», мы сделали дополнение к нашему сигналу: «Отвечайте по каналу Сан-Паоло на волне 32 метра». Но никто не отвечал: ни «Читта ди Милано», который мы вновь стали слышать очень хорошо, ни Сан-Паоло. Так последние надежды, которые мы возлагали на радио, рухнули. Бьяджи, пытавшийся снова и снова выйти на связь, впал в отчаяние.

- Еще немного, и сядут аккумуляторы, - сказал он.

Мы с горечью отметили, что на «Читта ди Милано», очевидно, решили, что мы погибли, так как теперь большую часть времени они посвящали передаче личных телеграмм и информации для газет.»


(У. Нобиле, «Крылья над полюсом»)

И лишь третьего июня в 19 часов 30 минут советский радиолюбитель Николай Шмидт, житель деревни Вознесенье-Вохма Северо-Двинской губернии поймал сигнал радиостанции Бьяджи на свой самодельный приёмник!


Николай Шмидт со своим приемником. Фото с портала http://www.computer-museum.ru

«Italie Nobile Franz Josof Sos Sos Sos Sos terra tengo Eh H».

Из газет, которые приходили в Вохму с большим опозданием, Николай уже знал про экспедицию Нобиле, но о катастрофе дирижабля даже не догадывался. Вначале он подумал, что о случившемся уже известно всему миру . Но на всякий случай отправился на почту и телеграммой вызвал своего друга-ровесника Михаила Смирнова, который в то время учился в Вохме, но уехал к родителям на несколько дней в Заветлужье. Впоследствии Смирнов вспоминал, что, получив эту телеграмму, бросился в Вохму и 35 километров почти пробежал. Hа следующий день они вдвоём с Hиколаем снова принимали сигналы экспедиции, которые прослушивались хорошо и регулярно. Оба парня, конечно, были любителями, и азбуку Морзе на слух принимали неважно, Бьяджи же передавал, рассчитывая на то, что его услышат профессиональные радисты… Однако то, что в эфире звучит «SOS» и то, что сигналы принадлежат «Италии» товарищи поняли. И снова поспешили на почту – на этот раз, дать телеграмму в Москву в Общество друзей радио.

Но и это еще не было развязкой. Впоследствии ещё один житель Вохмы – Григорий Григорьевич Меркушев вспоминал: «Прибегает ко мне Hиколай, страшно взволнованный, и говорит, что поймал сигналы о помощи экспедиции Hобиле, а телеграфист отказывается у него принять телеграмму, считая её текст несерьёзным. Мы бросились к моему старшему брату. Всё объяснили ему, и он пошёл с нами к начальнику почты Селезнёву. По его распоряжению, телеграфист принял телеграмму».

И только после этого сведения о экспедиции Hобиле через уже созданный при ОСОАВИАХИМе Комитет помощи «Италии» были переданы в Совнарком СССР, а оттуда – итальянским правительственным ведомствам. А 5 июня в Москве было созвано расширенное Совещание Комитета Помощи с участием представителей Института по Изучению Севера и Главной Географической Обсерватории. Именно на этом заседании было решено отправить спасательную комбинированную лётно-морскую экспедицию.

А о дальнейших событиях сам Умберто Нобиле пишет так:

«Седьмого июня в итальянских газетах появилось сообщение пресс-центра при советском посольстве в Риме, в котором говорилось, что Комитет спасения экспедиции Нобиле, созданный в Москве при Осоавиахиме, подтверждает информацию о том, что 3 июня в 19 часов 30 минут русский радиолюбитель Шмидт из деревни Вознесение-Вохма Северо-Двинской области перехватил отрывок сигнала SOS, посланного потерпевшими бедствие. Подлинность этого известия не подлежит сомнению.

Сообщение советского посольства существенно продвинуло ход спасательных операций. Благодаря ему потерпевшие бедствие на «Италии» могли наконец установить связь с цивилизованным миром и сообщить свое местонахождение, хотя вначале все еще возникали сомнения в достоверности этого известия. Но так или иначе, только благодаря ему морской министр […] приказал установить три радиостанции, чтобы попытаться услышать наши сигналы: одну - на корабле, другую - на пристани и третью - на берегу. Согласно этому приказу, были отменены все передачи новостей для прессы и личные радиограммы.

И вот 8 июня в 19 часов 23 минуты по Гринвичу "Читта ди Милано" удалось принять наши сигналы о помощи и координаты ледового лагеря: 80°30' с. ш. и 28°4' в. д. ».

(У. Нобиле, «Крылья над полюсом»)


Сложись события по-другому, выпади из этой цепочки хотя бы одно звено – «Италия» могла бы разделить судьбу «Орла».

Чтобы не пропустить интересный пост - подпишитесь на мой ЖЖ

Tags: Арктика, Личности
Subscribe

  • Отставка Сергея Крикалёва

    ...Съемки коммерческого фильма на борту МКС решено провести, а всех, кто высказывает сомнения в целесообразности и своевременности такого…

  • 800 лет

    На «Пропаганде» вышла весьма взвешенная и грамотная статья об Александре Невском. Характерна тем, что заставляет задуматься над…

  • Девятаев

    Своё мнение о фильме пока не составил, поскольку не посмотрел. Отзывы ко мне поступают противоречивые. Но априори не верить такому знатоку кино,…

Buy for 40 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment